КОВРОВОЕ ИСКУССТВО АЗЕРБАЙДЖАНА

Искусство ковроделия в Азербайджане , зародился еще в бронзовом веке — II тысячелетие до н. э .Земля Азербайджана  славилась своими коврами. 

 Природные условия страны оказали влияние на хозяйственный быт и материальную культуру ее населения, в частности на распространение художественных ремесел. Полу грубую шерсть из местных пород овец использовали  для выделки ковровых изделий. Растительные краски придавали  ей яркость и зной полуденного солнца, чистоту и прохладу родных источников. Изготовленные руками древнего жителя страны ковры давали тепло, покой и радость. Узоры заимствовали у цветов и трав. На коврах расцветала весна — разноцветная, вечно юная, воспроизведенная в искусстве…

Языком искусства в них говорилось о мечте народа, чуткого к красоте и стремящегося к украшению своей жизни: ведь весна приходила только после таянья снегов, а цветы на коврах, украшающих жилище человека, цвели постоянно, напоминая о яблонях, одетых в белый атлас, и зеленом бархате лугов у подножья гор. Весна наполняла жилище сияющими красками и ароматом цветущих полей, веселым пениям  птиц и волнующим шепотом ветра. 

Краски готовили из гранатовых корок и листьев инжира, кожуры лука, зеленых орехов и цветов из всего того, чем богата земля отцов. Секрет крашения переходил от поколения к поколению, от рода к роду.

Многокрасочные узоры ковров на своем особом языке несли сквозь века взволнованный сказ потомству.

Войлоки, паласы, килимы, зили, верни, шадда, джеджимы, сумахи, ворсовые ковры и бытовые предметы, сделанные из ковровой ткани, — дувалы, мафраши, хейба, хурджуны надседельники, занавеси, попоны, оркяны( вытканная шерстяная лента с рисунком, применяющаяся для укрепления и украшения кибитки. В Газахском районе называется «гезахом»),—играли в повседневной жизни жителя гор и равнин огромную роль.

Границы распространения художественного ковроткацкого ремесла в Азербайджане трудно указать; не было ни одной местности, жители которой не занимались бы выделкой ковров для своей семьи.

Изящные, с богатой художественной отделкой ковры производились в Кубинском, Шемахинском и Бакинском ханствах. Посетившие Бакинское ханство в XVIII веке путешественники отмечают широкое распространение ковроткачества в селениях, особенно в Амираджанах и БюльБюле. Также сообщалось о существовании в Баку красильного производства, которое обслуживало и промыслы других ханств, в частности, кубинских ремесленников. Кубинские, шушинские, джебраильские, гянджинские, бакинские ковры все больше и больше проникали на мировой рынок. Мастерицы сбывали их скупщикам по очень низким ценам, откуда они попадали к крупным торговцам и шли на экспорт в страны Западной Европы, Америки, в города России. Торговля коврами приносила местным купцам огромные доходы.

Возросшее значение таких городов, как Шуша, Гянджа, Шемаха, Нуха, Ленкорань, Сальяны. Нахичевань, послужило усилению здесь торговли различными товарами местных ремесленников, среди которых значительное место занимали ковры. Еженедельные базары в этих городах, а также в Казахе, Агдаше, Агдаме, Барде, Тертере и других городах играли большую роль в торговле ковровыми изделиями. Базары были своеобразными выставками, где ткачи окрестных деревень и сел знакомились с работами мастеров соседних уездов.

С течением времени ковровые изделия из предметов, предназначенных для удовлетворения повседневных бытовых нужд и эстетических потребностей населения, превратились в произведения народного искусства. Ковры Баку, Ширвана. Кубы, Гянджи, Газаха и других мест производства на ярмарках и выставках в Нижнем Новгороде, Тифлисе, Вене, Петербурге—повсюду имели неизменный успех и вызывали глубокий интерес самобытностью художественных ферм и цветовых сочетаний. Геометризованный: орнамент их, отличающийся от растительного убранства иранских и характерно повторяющихся «гелей» туркменских ковров, привлекал внимание ценителей этого искусства. На выставках в Париже, Берлине, Вене, Петербурге и Москве работы азербайджанских мастериц были отмечены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями, поощрительными грамотами, о них высоко отзывались искусствоведы.

В 1872 г. на Московской политехнической выставке и Кавказскому отделу было выставлено большое количество азербайджанских ковров, за которые многие ткачи получили награды, Большие серебряные медали получили Байрам Мешади Курбан оглы, селение Таг Шушинского уезда Елисаветпольсюой губернии, — за «превосходные ковры», Кербалай Ахмед Дамиргая оглы, селение Чинарчи, Шушинского уезда, — «за отменно хорошие ковры», Джаббар Хаджи Акпер оглы из Шуши, за ковры, «призначительном производстве хорошего качества».Серебряные медали получили Фатьма Шариф кызы из Шуши — «за хороший ковер», Ахмед Дашдамир оглы, селение Гадрут Шушинского уезда,—«за очень хорошие ковры», Кербалай Курбаналы Султан-ахмед оглы, селение Амирджаны Бакинского уезда, — «за хороший ковер», Меджид Заал оглы, селение Сураханы, Бакинского уезда, — «за хороший ковер». Бронзовую медаль получил Кербалай Талид Молла Кирхар оглы, селение Сабунчи Бакинского уезда, — «за хороший палас»Успех азербайджанских ковров на этих выставках не носил случайного характера. Коллекции кубинских и шушинских ковров неоднократно демонстрировались на Всероссийских кустарных выставках в Петербурге, они «выгодно

 отличались от всех современных ковров по своим художественным и техническим достоинствам». В 1913 г. на Берлинской выставке были представлены ковры азербайджанских кустарей, там же две опытные мастерицы-азербайджанки демонстрировали процесс изготовления ковров. В 1913 г. азербайджанские ковры также выставлялись в Петербурге.

Возрастающий интерес к этому древнейшему виду художественного народного творчества во второй половине XIX века привел к образованию обширных коллекций во многих странах мира. В изданном в 1892 г. в Вене альбоме восточных ковров опубликованы образцы ковров из крупнейших коллекций, среди которых и ковры Азербайджана.

Такие азербайджанские ковры, как «Хила-бута», «Хила-афшан», «Чичи», «Голлу-Чичи» («Зейхур»), «Пиребедиль», «Ширван» «Куба», ковры Газаха, Карабаха, Гянджи высоко ценились далеко за пределами Азербайджана. Крупнейшие музеи мира приобретали их в свои коллекции, они занимали почетное место в частных собраниях коллекционеров-меценатов.

В коллекциях музеев Вашингтона, Лондона, Нью-Йорка Вены Парижа, Дрездена, Стамбула, Каира, Петербурга  и других музеев мира хранятся азербайджанские ковры различных композиций и расцветок. 

Орнаментальные ковры

Декоративно-орнаментальное искусство азербайджанского народа, очевидно, создавалось на богатых традициях художественной культуры Мидии Атропатены, Албании, художественных ремесел народов, обитавших в древности на территории Азербайджана. Преемственность ремесленной культуры у древнейших обитателей страны подтверждают и исторические работы.

Обширные исторические, культурные и экономические связи Азербайджана с соседними странами и странами, торговые пути которых пролегали через него, также во многом повлияли на характер орнаментального убранства выделываемых здесь ковров. По мере того как страна расширяла свои связи, искусство ее впитывало определенные элементы художественной культуры различных народов.

С другой стороны, причиной орнаментального богатства ковровых композиций Азербайджана является своеобразие особенностей местной природы — ковроткачи в своих произведениях отображали формы, присущие местной фауне и флоре. В Азербайджане на ограниченном пространстве имеется громадное разнообразие ландшафтов: влажные субтропики Ленкоранской низменности и сухие субтропики Апшеронского полуострова, лиановые заросли и горные леса Кубинской зоны, скалистые местности Закатал, полупустыня Мильской степи, альпийские луга и берег моря, речные долины и горы Главного Кавказского хребта.

По художественно-техническим признакам ковры Азербайджана разделяются на шесть основных групп: Кубинскую, Ширванскую Бакинскую Карабахскую, Гянджинскую и  Газахскую  получивших наименования по историческим областям.

Кубинские ковры

Кубинская группа охватывает более тридцати композиций различного орнаментального и колористического решения. Эта группа делится на три части — горную, предгорную и равнинную. К горной части можно отнести централизованные пункты в селах Гонагкенд, Хаши, Джими, Афурджа, Ерфи, Будуг, Гырыз, Джек, Салмасоюд.

В предгорной части изготовление ковров сосредоточено в селах Амирханлы, Алиханлы, Пиремсан, Билиджи, Шахназарли, Пирабадил, Зейва, Зохрами, Сумагоба, Хырдагюль-чичи, Сырт-чичи, Дере-чичи, а в равнинной части — в Шабранской низменной зоне — в селах Чай Гарагашлы, Гаджи Гарагашлы, Сусенли, Гарагашлы, Девечи, Моллакямаллы и др. К этой школе относятся и ковры, изготовляемые в Дербенте.

Украшения губинских ковров составляют стилизованные растительные, иногда зооморфные мотивы орнаментов, состоящих из геометрических узоров. В коврах этой школы широко распространен и стиль медальонного узора. Самые яркие композиции губинских ковров — «Гадим-минаре», «Гымыл», «Алпан», «Голлу-чичи», «Пирабедил», «Гаджигайыб», «Гырыз», «Джек» и др. 

Газахские ковры

ковроделия входят Газахский, Борчалинский на территории Грузии и Гёйчинский на территории Армении ковродельческие центры.

В Газахский пункт ковроделия входят старинный азербайджанский город Газах и окрестные села, а также Агстафинский и Товузский районы.

Гёйчинский ковродельческий центр охватывает Памбак, Лембели, Иджеван, Гарагоюнлу и территорию вокруг озера Гёйча (ныне Севан).

Борчалинский ковродельческий центр охватывает Борчалинский, Гараязинский, Гарачопский, Гачаганский ковровые пункты.

В Газахскую группу входят ковры таких композиций, как «Шыхлы», «Борчалы», «Гаймаглы», «Гарагоюнлу», «Гараязы», «Гарачоп», «Гачаган», «Дагкесемен», «Демирчилер», «Кемерли», «Гёйчали», «Салахлы» и др.

В коврах этих школ малым количеством красок создается гармоничный колорит. Узоры Гянджинских и Газахских ковров еще в средние века привлекали внимание европейских художников, изображения этих ковров даны в работе итальянского художника XV века Карло Кривело «Добрая весть» и в табло немецкого художника XV века Ханса Холбейна «Сваты».

Гянджинские ковры

Гянджинская ковроделия охватывает город Гянджу и окрестные села, территории Гедабейского, Геранбойского, Шамкирского и Самухского районов. Центром этой школы является город Гянджа, расположенный на северо-западе Азербайджана. Еще в X-XI вв. Гянджа славилась как центр производства шелковых и шерстяных тканей, шелковых ковров. В Гяндже, которая на протяжении многих столетий была центром производства высококачественных ковров, действовали специальные ковродельческие мастерские. Гянджинская школа ковроделия позитивно влияла на ковроделие в окрестных районах.

В гянджинскую школу ковра входят композиции «Гянджа», «Гадим Гянджа», «Голкенд», «Фахралы», «Чайкенд», «Чайлы», «Шадылы», «Чыраглы», «Самух» и др. Входящий в гянджинскую группу ковер для намаза «Фахралы» по своим высоким художественным качествам и стилю ткания отличается от других ковровых композиций.

Карабахские ковры

Карабахская ковроделия, расположенная на юго-западе Азербайджана, развивалась в двух регионах — нагорной и низменной зонах. 

Нагорная зона Карабаха еще начиная с X века упоминается в письменных источниках арабскими историками ал-Мугаддаси, Масуди и другими как крупный центр ремесла, занимающийся переработкой шерсти и хлопка, а в XIX веке основную роль в производстве ковров играли г. Шуша, села Дашбулаг, Довшанлы, Гиров, Трнивиз, Малыбейли, Чанахча, Туг, Туглар, Гадрут, Мурадханлы, Гасымушагы, Губадлы, Гозаг, Мирсеид, Багырбейли, Ханлыг, Тутмас. В низменных районах, которые, безусловно, лучше обеспечены сырьем, основное место в производстве ковров играют Джабраил, Агдам, Барда и Физули. К каждому из этих центров относились множество сел, население которых активно изготовляло ковры на продажу. По художественной структуре, технологическим особенностям и цветовому решению к Карабахской ковровой школе относятся Зангезурский и Нахчыванский центры ковроделия. К классическим образцам карабахской школы ковроделия принадлежат такие ковровые композиции, как «Аран», «Багчадагюллер», «Балыг», «Буйнуз», «Барда», «Бахманли», «Гарабаг», «Годжа», «Гасымушагы», «Лемберани», «Муган», «Талыш», «Лемпе» («Лампа»), «Малыбейли», «Хангервенд», «Ханлыг», «Хантирме», «Челеби», «Шабалыдбута» и др. В Карабахе широко распространены ковровые комплекты — гябе из 5 ковров, приспособленные к интерьерам домов.

Ширванские ковры

Ширванская ковроделия охватывает Шамаху, Мараза, Ахсу, Кюрдамир, Газымамед (Аджигабул), Гёйчай и окружающие их села. В ширванскую группу входят такие композиции как «Мараза», «Гобустан», «Ширван», «Кюрдамир», «Шильян», «Ширалибей», «Чуханлы», «Биджо», «Сор-Сор», «Аджигабул» и др. Богатые, со сложными узорами композиции ширванских ковров известны со средневековья. Ценные сведения о художественной ценности ширванских ковров содержатся в дневниках немецких, английских купцов и дипломатов XVI-XVIII веков. Еще в XIV-XV вв. эти ковры воспевались в табло европейских художников. Так, нидерландский художник Ханс Мемлинг (XV век) в своем произведении «Мария со своим младенцем» дал изображение ширванского ковра.

Бакинские ковры

Бакинское школа Ковров охватывает абшеронские села Горадил, Новханы, Нардаран, Бюльбюля, Фатмаи, Мардакан, Гала, Хиля и др., а также расположенный вне Абшерона Хызинский район и входящие в него села Гяди, Хил, Кеш, Фындыган и др. ковродельческие пункты. Бакинские ковры отличаются большей мягкостью, интенсивностью цвета, оригинальностью художественных элементов и тонкостью узоров. Среди украшений преобладают овалы (так называемые «гёлы» — («озера»)) геометрической формы, растительные элементы с кривыми линиями. В цветовом колорите ковров Бакинской группы для промежуточных пространств используется в основном темно-синий, в редких случаях красный и желтый цвета. Большинство этих ковров носит название села, где они изготовлены. В Бакинскую группу входят образцы «Хиля-бута», «Хиля-афшан», «Новханы», «Сураханы», «Гала», «Бакы», «Горадил», «Фатмаи», «Фындыган», «Гяди» и др.

Лятиф Керимов

Обучение ковровому искусству как научной дисциплине и его современное развитие в творчестве профессиональных художников тесно связано с именем народного художника республики Лятифа Керимова (1906-1991). Известный как знаток восточного, в том числе и азербайджанского ковра и декоративно-прикладного искусства, видный художник-орнаменталист и ученый-исследователь, Л.Керимов долгие годы изучал азербайджанские ковры, обогатил отечественное декоративное искусство новыми орнаментами, на основе традиционных элементов украшения создал новые декоративные мотивы. Сотканные на основе эскизов Л.Керимова орнаментальные и портретные ковры «Афшан» (1932), «Гонагкенд» (1939), «Лечектурундж» (1952), «Шуша» (1953), «Гёйгёль» (1958), «Гарабаг» (1960), «Ислими» (1964), «Буталы» (1965), «Бахар» (1966, 1976), «Хейванлар алеминде» («В мире животных») (1969), «Шаби-хиджран» («Ночь разлуки») (1975), «Зерхара» (1977), «Фирдовси» (1934), «Самед Вургун» (1956), «Вагиф» (1967), «Физули» (1972), «Насими» (1974), «Сафияддин Урмави» (1975), «Аджеми» (1976) и другие, благодаря созвучию элементов орнамента, завершенности композиции, тонкости и выразительности рисунка, богатому колориту, относятся к ценнейшим образцам коврового искусства. За ковер «Сталин», созданный им в 1949 году вместе с коллективом авторов, в 1950 году художник был удостоен Государственной премии СССР. Открытая в 1986 году в Лондоне персональная выставка Л.Керимова прошла с большим успехом, на ней экспонировались ковры «Бенди-руми» (1980, 1981), «Лечектурундж» (1981), «Хатаи» (1981, 1985), «Ачма-юмма» (1982), «Лечекбендлик» (1983), «Кетебебендлик» (1984), «Эсрлерин негмеси» (1985) и др. В многотомной монографии Л.Керимова «Азербайджанский ковер» дан анализ более чем 1300 орнаментальных элементов азербайджанского ковра.

Источник: Н. А. Абдуллаева КОВРОВОЕ ИСКУССТВО АЗЕРБАЙДЖАНА ИЗДАТЕЛЬСТВО «ЭЛМ» 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.